Каждый день занятий в реабилитационном центре помогает Вике в развитии

Вика родилась 22 апреля 2015 в г. Днепр в роддоме им. Мечникова на 38 неделе беременности с весом 3100 г, Беременность проходила как обычно, разве что я переболела с высокой температурой на 31 неделе беременности. Сейчас думаю, что это также могло послужить причиной болезни, но врачи успокаивают. Наблюдались мы в частном порядке и в гос. поликлинике, постоянно под контролем врачей. Договорённость в роддоме примерно с 21 недели беременности, роддом я выбирала очень тщательно, очень многие советовали именно Мечникова.

В день родов не было открытия, а схватки были изначально непонятные, воды темно зелёные. У Вики был безводный период более 12 часов. Меня не прокесарили, а применили физическую стимуляцию и эпидуральную анестезию, 5 уколов. Вика застряла в родовых путях, головушка была синяя, ее реанимировали, выписали на 4-й день, и тут сразу же началась борьба.

У нас не было сна как у новорождённых деток, я бросалась ко всем врачам, мы меняли все возможные препараты для животика, как назначал педиатр. В возрасте 2 месяцев мы сами поехали в первую детскую на Воронцова, и нас положили в инфекционное отделение. На мои слова о том, что у ребенка судороги, все говорили, «Мама о чем Вы? Мы врачи и лучше знаем». Помню, зашла санитарка, весь этаж слышал как Вика кричала. Санитарка просто сказала, «Сходите к заведующей, она разбирается в тяжёлых диагнозах».

Я сходила, все ей рассказала и она сразу пошла за мной. Я положила Вику на пеленальный столик, и как только врач начала её слушать, выбежала в кородор, стала кричать, «Срочно на Фучика, в неврологию! Как Вы не заметили?! Тяжёлые приступы, тут глубокая неврология!» Земля ушла из под ног… Тут начался уже другой путь, нас привезли и сразу сделали ЭЭГ. Врач ужаснулась: «Мама, она безнадёжна, не видит, не слышит, тяжелейшая форма епи, не знаем сколько она проживёт».

Суммы шли бешеные, работали где могли и по очереди. Я выходила и в ночь и в день на любую работу. Бизнес, маленький магазинчик стоковой одежды, закрыли. Вещи мы раздали всем, кому нужно, продавать в этот период не было времени. Квартиру нашего папы просто продают родственники, жилье незаконно продано, там живут чужие люди. Мир уходил из под ног.

Мы ездили прямо из больницы по всем врачам Днепра, круглосуточно капали её в/в противосудоржными препаратами. Приняли решение переехать к моим родителям. Долго там находиться мы не смогли, так как не было нужной мед помощи и реанимации. Переехали в Запорожье, сняли квартиру возле больницы, так и живём здесь.

Вика до трех лет постоянно лежала в больнице. Инфекции и любой внешний раздражитель были опасны для её жизни. Только в три года мы смогли проколоть нужный для нее препарат Сенактен Депо, до этого возраста он был опасен. Изводили постоянные слова врачей о том, что ей недолго, отпустите её. В Викины два года из-за онко ушёл из жизни мой отец, я разрывалась на два фронта и с Викой в больнице, и в онко диспансере с ним. Это колоссальные суммы, которые на нас легли.

Нас часто спрашивают врачи, «Как? Как вы такое смогли? Как ей 5 лет, она удерживает голову, следит глазами (зрение восстановилось)». Когда она сама села в коляске, врач аж побледнел. Она переворачивается, полностью пошла в развитии.

Мы круглосуточно находимся в поисках финансовых средств. Когда эти глазки смотрят на меня, я не могу опустить руки, я не имею права. Нужно идти до конца. Сейчас мы в огромной долговой яме, но не сдаемся. Нам также по ИПР по диагнозу практически ничего не положено, все нужно искать и приобретать самим. Все, что мы можем получить от государства, это обувь, коляска, и ортезы.

Мы очень стараемся, хоть немножко улучшить Викусе жизнь. Она все понимает, видит. Она очень добрый ребёнок, любит других деток. И я верю что она будет здоровой, и всем ещё скажет спасибо. Основную работу по реабилитации мы делаем дома сами. Я работала в Крымском республиканском учреждении «Черноморье». Это учреждение для детей которые, без родителей. Училась в МДЦ Артек, а также в Крыму. Но война и оккупация не дали шансов продолжить и нам пришлось вернуться сюда. У нас нет родственников, только моя мама, которая тоже с инвалидностью и ей предстоит операция.

Татьяна, мама Вики

 

Вике будет трудно без вашей помощи

На оплату лечения Вики нужно всего 50 100 грн, но ее маме негде их взять.

 

Давайте поможем Вике

Даже 100200 грн — уже существенный вклад, ведь нас много.
Сегодня поможете Вы, завтра — помогут Вам!

 

Помочь Вике Помочь Никите

 

Диагноз и документы